Share/Save

НАТО и повестка дня по вопросам женщин, мира и безопасности: время заняться этим и дома

Вид публикации:

Journal Article

Источник:

Connections: The Quarterly Journal, Volume 14, № 3, p.1-8 (2015)
Full text (HTML): 

Мариет Шурман *

Год 2015 является годом глобального подведения итогов: празднование семидесятилетия Организации Объединенных Наций, двадцатилетия Пекинской декларации и Платформы действий по гендерному равенству и расширению прав и возможностей женщин, последний год выполнения Целей развития тысячелетия, и пятнадцатая годовщина резолюции 1325 (РСБООН 1325) Совета безопасности ООН. В своей совокупности эти вехи заставляют нас задуматься о том, каких новаторских перемен добились эти международные институции и коллективные усилия.

РСБООН 1325 – это резолюция, являющаяся ориентиром, прозванная «Нет женщин, нет мира», в которой признается, что устойчивый мир невозможен без равноправного участия мужчин и женщин. РСБООН 1325 дает комплексную программу мобилизации силы женщин для достижения лучшего и более устойчивого мира и безопасности. Это фундаментальная резолюция, за которой в следующие годы последовали шесть связанных с ней резолюций, которые в совокупности создали международную юридическую рамку расширения прав и возможностей женщин, чтобы они могли играть полагающуюся им активную и значительную роль в предотвращении и разрешении конфликтов, в восстановлении мира и безопасности и в строительстве устойчивых и процветающих обществ.

Когда оглядываемся на пятнадцать лет назад с момента применения РСБООН 1325, возникают следующие вопросы: стал ли действительно мир более безопасным местом для женщин и девушек? Слышен ли голос женщин и получили ли они полагающееся им место за столом, когда речь идет о предотвращении и разрешении конфликтов, восстановлении и реконструкции, строительстве устойчивых сообществ и о вкладе в достижение прочного мира и безопасности?

Я прихожу к выводу, что мы продвинулись далеко в плане установления норм, определения политики, составления планов, руководств, директив. Осведомленность по этому вопросу повышается, квалификация по гендерным вопросам улучшается, разработаны инструменты, которые улучшают интегрирование гендерной перспективы в наши ежедневные усилия, направленные на упрочение мира и безопасности. Ужас сексуального насилия и насилия на гендерной основе, связанный с конфликтами, наконец получает полагающееся ему внимание. Пришло время все это реализовывать, получать ощутимые результаты на месте и в реальной жизни. Применение принципов на практике требует настойчивости и прежде всего политической воли и лидерства. Основным вызовом для нас будет сохранить вопросы женщин, мира и безопасности в политической повестке дня во времена, когда среда безопасности драматически изменилась. Когда мы не заняты в основном экспортом мира и безопасности, то нам надо переосмыслить, как мы защищаем мир и безопасность дома, в наших собственных странах и регионах; как мы защищаем принципы на которых основаны наш мир и наша безопасность: индивидуальная свобода, демократия, права человека и верховенство закона; как мы обеспечиваем мир Европе, единой и свободной.

В этой статье я рассмотрю некоторые из основных достижений НАТО в реализации его политики по вопросам женщин, мира и безопасности, обозначу предстоящую работу и покажу связь вопросов женщин, мира и безопасности с улучшением реакции на новые вызовы безопасности, с которыми мы сталкиваемся.

Достижения НАТО и лучшие практики: основная работа на месте

Одним из наиболее замечательных достижений НАТО в реализации Резолюции 1325 и связанных с ней других резолюций, это институционализация этой проблематики в его организации. Первая политика НАТО по вопросам женщин, мира и безопасности восходит к 2007 году, году, когда в свет вышли первые Национальные планы действий «1325». Проект первого Плана действий НАТО был представлен в 2010 году. Актуализированная Политика и новый План действий были приняты в 2014 году НАТО, союзниками, партнерами по Совету евроатлантического партнерства и шестью глобальными партнерами. В целом, пятьдесят пять стран подписали новый План действий НАТО по вопросам женщин, мира и безопасности. В 2009 году два стратегических командования НАТО – Союзное командование по операциям и Союзное командование по трансформации – издали Директиву (BI-SC Directive 40-1) по интегрированию РСБООН 1325 и гендерной перспективе в командную структуру НАТО. Директива была актуализирована в 2012 году.

Опыт, накопленный при наших операциях, в частности в Афганистане, был полезным при усовершенствовании интеграции гендерной перспективы в военные операции под руководством НАТО. Следуя требованию лидеров Альянса, выдвинутому на саммите в Чикаго в 2012 году, международная группа независимых экспертов оценила, как текущие гендерные политики и планы реализуются в руководимых НАТО миссиях в Косово(KFOR) и в Афганистане (ISAF). Их выводы можно прочитать в публичном Обзоре, который подводит итоги усилий на сегодняшний день и дает рекомендации для улучшения будущей работы в этом направлении.[1]

В Обзоре сделан вывод, что осуществлен «существенный прогресс» в применении Резолюции Совета Безопасности ООН 1325 по вопросам женщин, мира и безопасности в операциях под руководством НАТО в Афганистане и в Косово, но отмечается, что остается «еще многое улучшить».[2] В число областей, в которых отмечен прогресс, входят учреждение должности советника по гендерным проблемам на старшем уровне военных командований, определение фокусных точек по гендерной проблематике в разных подразделениях KFOR и ISAF, и использование структур, способствующих разрешению гендерных проблем (например, Групп по налаживанию контактов с женщинами). Сделаны следующие рекомендации: (1) дальнейшее развертывание женского персонала, а также советников по гендерным вопросам, мужчин и женщин; (2) дальнейшая интеграция гендерной перспективы в военные оценки, разведывательную информацию, планирование, операции и отчеты и (3) необходимость идентифицировать местных женщин в качестве важных акторов в районах наших миссий и консультироваться с ними на этой основе.

После проведения обзора была продолжена работа по интегрированию гендерной тематики в планирующие документы, руководства и директивы – в основном в процессе периодической ревизии этих документов, но иногда и в целях конкретной интеграции гендерной перспективы, как это было с Оперативным планом для Балкан. Процесс планирования для миссии «Решительная поддержка» в Афганистане показывает, что гендер уже не запоздалая мысль: гендерная перспектива была интегрирована с уровня политического принятия решений и вниз до составления оперативного плана миссии и процесса формирования войск.

Компетентность по гендерной тематике улучшилась и была институционализирована. Были разработаны обучающие модули по гендерным вопросам для всех уровней, как для предварительной подготовки до отправки на миссию, так и для расширенного обучения. В сентябре 2014 был одобрен План НАТО для образования и обучения по гендерным вопросам для военных операций, который унифицирует и синхронизирует гендерное образование и обучение на всех уровнях. Нордический центр по гендерным вопросам в военных операциях (НЦГВВО) был определен в качестве головного департамента НАТО по гендерному обучению. Как таковой, он отвечает за обеспечение контроля качества и координации гендерного обучения, осуществляемого НАТО, его членами и партнерами. НЦГВВО также обеспечивает Мобильные группы для обучения, чтобы гибко реагировать на специфические потребности по гендерным проблемам стран-партнеров. Кроме того, НАТО разрабатывает Национальный пакет для образования и обучения по гендерным вопросам, который будет выпущен в свет в июне. Этот пакет будет свободно доступен в интернете и будет служить руководством для стран-партнеров по наличным ресурсам для гендер обучения с конкретным фокусом на подготовку, предшествовавшую развертыванию.

Гендерная тематика также интегрирована в процессы планирования, проведения и оценки учений. Учение на стратегическом уровне по менеджменту кризисов (CMX15) в этом году, на котором проверяется принятие решений на самом высоком стратегическом и политическом уровне, стало первым учением такого уровня, на котором применялась интегрированная гендерная перспектива: в сценарий были включены индикаторы, согласно которым связанное с конфликтом сексуальное насилие используется как тактика войны, и было проверено, как эти индикаторы могут оказать влияние на принятие стратегических решений. Первые результаты учения можно считать в этом плане положительными; официальная оценка будет завершена позже в этом году.

Далее, была создана сеть советников и сеть координаторов по гендерным вопросам, охватывающая всю организацию – и гражданскую и военную часть – во всех департаментах, подразделениях и уровнях командования. Эта сеть должна гарантировать, что гендерная перспектива интегрирована в ежедневную работу всех филиалов, а советники по гендерным вопросам подчиняются напрямую высшему гражданскому и военному руководству (от командиров до Генерального секретаря), таким образом оказывая прямое влияние на принятие стратегических решений.

Последним вкладом в дальнейшую институционализацию и обеспечение гендерной компетентности в рамках НАТО, особенно на стратегическом уровне, стало учреждение постоянной должности Специального представителя по вопросам женщин, мира и безопасности.

Что предстоит сделать: равноправное участие и «гендеризированный» менталитет

Многое было достигнуто в плане создания основ: структура есть, и сейчас пришло время ее использовать. План действий НАТО по вопросам женщин, мира и безопасности устанавливает курс с двумя общепрограммными целями. Во-первых, ставится цель снизить барьеры перед активным и существенным участием женщин в институциях, связанных с безопасностью, и операциях НАТО, союзников и партнеров. Сравнительные данные показывают, что прогресс в расширении участия женщин в работе наших институций был весьма скромным и неоднозначным. Во-вторых, План действий направлен на интегрирование гендерной перспективы в ежедневную работу системы безопасности. Теперь, после институционализации гендерной перспективы, мы должны ее интернализировать.

Когда речь идет об улучшении гендерного баланса в НАТО, за прошедшие десять лет был достигнут определенный прогресс в процентном участии женщин, особенно на руководящих должностях. В настоящее время, 37 % международного персонала состоит из женщин и 21 % высших сотрудников, принимающих решения, это женщины. Однако, в последние годы процесс забуксовал, а в некоторых областях пошел вспять, частично вследствие сокращения поддерживающего персонала. Для увеличения доли участия женщин в целом и в частности на старших должностях были разработаны системы показателей для каждого подразделения в качестве руководства для принятия решений в процессе набора личного состава. Кроме того, выполняется менторская программа поощрения и расширения прав и возможностей талантливых женщин-профессионалов, способствующая их выдвижению на руководящие должности.

В плане увеличения доли женщин в военных контингентах, участвующих в миссиях и операциях НАТО, зависит от государств, предоставляющих военный контингент. В настоящее время проводится аналитическая работа по программе НАТО «Наука на пользу мира и безопасности», целью которой является сравнение данных о женщинах в вооруженных силах и о гендерной политике стран-членов после 2000 года и идентификация наилучших практик усовершенствования гендерного баланса в национальных вооруженных силах. Результаты этого проекта, разрабатываемого Университетом короля Хуана Карлоса (Испания), Комиссией по правам человека Австралии и канцелярией австралийского Начальника сил обороны, будут представлены в июне этого года. Предварительные результаты показывают, что за последние пятнадцать лет все страны-члены создали политику и законодательство, касающиеся участия женщин в вооруженных силах, но увеличение их участия идет медленно: представительство женщин в Объединенных силах выросло от 7.14 % (в 1999) до 10.6 % (в 2013). В ряде союзных стран есть определённые должности, которые остаются закрытыми для женщин: в основном боевые должности, но также и работа на подлодках и танках. «Стеклянный потолок» продолжает ограничивать возможность женщин достигать высших должностей.

В исследовании также идентифицирован ряд лучших практик для расширения участия женщин в вооруженных силах. В их число входят сильное лидерство, готовность способствовать этому процессу, целевые стратегии набора личного состава, целевые стратегии для задержания на службе женщин-офицеров, использование эффективных мер для предотвращения сексуального насилия и домогательств, сбор точных данных о представительстве и опыте женщин в вооруженных силах для обеспечения предпринятия информированных действий руководством, реализация гендерной политики и гарантирование прозрачности работы институций. Окончательные результаты исследования, сравнительные данные и выводы в потенциале оживят национальные усилия и стратегии, направленные на улучшение гендерного баланса в национальных вооруженных силах и в национальных контингентах, участвующих в операциях.

Что касается интегрирования гендерной перспективы в ежедневную работу в сфере безопасности, прежде всего необходимо изменение образа мышления. Это процесс изменений и трансформаций. Как и при всех процессах перемен, ключевыми инструментами являются образование и обучение, создание партнерств и коалиций для осуществления изменений как внутри, так и вне организации, повышение прозрачности и подотчетности путем составления отчетов и внешнего оценивания.

Поэтому в число приоритетов Плана действий по резолюции 1325 входят обучение лидерству, интегрирование гендерной тематики в основное обучение и в стандартную программу подготовки, превращение гендерной чувствительности в часть профессионализма всего личного состава, – а не только в специальность и ответственность отдельных экспертов по гендерным вопросам. Во временных рамках Плана действий были определены некоторые специфические области политики, в которые следует интегрировать гендерную перспективу: контроль над вооружениями, борьба с распространением стрелкового оружия и мин, воспитание лояльности, контртерроризм, дети и вооруженные конфликты, торговля людьми и защита гражданского населения.

Расширение сотрудничества с такими партнерами как страны-члены, международные организации и гражданское общество является ключевым фактором для инициирования и поддержания перемен в нашей организации. Повестка дня по вопросам женщин, мира и безопасности оказалась важной платформой для углубления партнерства, расширения осведомленности и обучения. Гендерная тематика является частью набора инструментов сотрудничества, который может предложить НАТО: программы партнерства, трастовые фонды, программа «Наука ради мира и безопасности» открыты для поддержки связанных с гендерной тематикой инициатив. Канализирование консультаций с гражданским обществом через консультативный совет представителей гражданского общества будет критически важным для расширения подотчетности и надзора над реализацией наших обязательств и позволит обмениваться опытом и пользоваться богатой базой знаний, которым располагает гражданское общество.

Вызов лидерству: связь резолюции 1325 с ответом на новые вызовы безопасности

Повестка дня по вопросам женщин, мира и безопасности является повесткой дня трансформации, изменения. Она заставляет нас рассматривать мир и безопасность по всему свету и у нас дома более комплексным и всеохватным образом. Такую трансформацию можно совершить только при наличии самоотверженного лидерства. Приверженность руководства НАТО и его членов идеям гендерного равенства отражена в Декларации саммита в Уэльсе: «Мы придаем огромное значение гарантированию полного и активного участия женщин в предотвращении, менеджменте и разрешении конфликтов, а также в постконфликтных усилиях и сотрудничестве. (…) Наша продолжающаяся работа по интегрированию гендерной перспективы в деятельность стран-членов посредством трех основных задач НАТО будет способствовать созданию более современного, боеготового и способного на быструю реакцию НАТО».[3] Разумеется, это означает интегрирование гендерной перспективы во все три основные задачи Альянса: коллективную оборону и безопасность, основанную на сотрудничестве, наряду с менеджментом кризисов, операциями и миссиями.

Однако, мир вокруг нас быстро меняется. Перед глобальным лидерством появляется множество серьезных угроз безопасности. Поэтому, если мы хотим держать и дальше вопросы женщин, мира и безопасности в фокусе нашего политического руководства во времена множества угроз, напрямую оказывающих влияние на нашу собственную безопасность, мы должны показать связь этой проблематики с нашими усилиями, направленными на нахождение более эффективных реакций на угрозы, с которыми мы сталкиваемся в настоящее время. Это потребует активизации усилий, направленных на улучшение гендерного баланса в наших собственных институтах безопасности и в соответствующих институтах наших стран-партнеров. Это так же потребует интегрирования гендерной перспективы в другие области политики в сфере безопасности, как например гибридные войны и экстремистское насилие. Это непростая задача, но Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг неоднократно выражал амбицию осуществить все это. Утверждение гендерного равенства позволит нам реагировать лучшим и более интеллигентным образом на множество вызовов безопасности, с которыми мы сегодня сталкиваемся. Гендерное равенство не является пожелательным, оно фундаментально для НАТО: наш Альянс построен на историческом уроке того, что наш мир и безопасность могут быть основаны только на уважении к нашим фундаментальным правам и свободам – те самые фундаментальные принципы, для защиты и распространения которых и предназначен Альянс.

НАТО стремиться к лидерству путем примера и к тому, чтобы на практике демонстрировать, что имеет смысл применять гендерную перспективы к ежедневным потребностям нашей безопасности. И это тем более верно во времена увеличивающейся неустойчивости и быстро меняющейся среды безопасности.

Заключение: заняться этим и дома

Основные уроки, которые мы выучили, наши лучшие практики, политики и инструменты связаны с операциями «не в стране». В частности, опыт ISAF в Афганистане и KFOR в Косово научил нас, что имеет значение, когда в наших вооруженных контингентах есть больше женщин, и когда гендерная перспектива интегрируется в анализ, планирование и проведение наших операций. Это дает нам улучшенный доступ к местному населению, больше общественной поддержки, лучшую информацию, лучшую ситуационную осведомленность и более интеллигентные интервенции с меньшими рисками и лучшими результатами. Это повысило нашуоперативную эффективность. Присутствие женщин в наших силах также служит примером для расширения принятия общественной роли женщин в профессиональной жизни. Это позволило нам лидерствовать на основании примера и на практике применять то, что мы проповедуем.

Глядя вперед, мы должны сохранить то, что было достигнуто и научено, и начать применять его не только в наших миротворческих операциях: мы должны заняться этой тематикой у себя дома. При этом мы должны учитывать, как равноправное участие и применение гендерной призмы к современным вызовам безопасности поможет нам найти лучшие, более интеллигентные, более устойчивые решения проблем, с которыми мы сталкиваемся, и как интегрировать гендерную перспективу также и в нашу коллективную оборону, поскольку равноправное участие является неделимой частью фундаментальных ценностей, на которых построены наш мир и наша безопасность, и основных принципов, которые должно защищать и продвигать НАТО. Поскольку мы уверены, что эти ценности, многообразие и широкое участие сделают наше общество более устойчивым и более гибким. Поскольку мы знаем, что смешанные команды дают лучшие результаты и более креативны. А креативность – это то, что нам необходимо для реакции на множество комплексных вызовов безопасности, с которыми мы сталкиваемся все вместе. Потому что более безопасный мир начинается дома.

 
*    Посол Мариет Шурман является специальным представителем Генерального секретаря НАТО по вопросам женщин, мира и безопасности.
[1]    Helené Lackenbauer and Richard Langlais, eds., Review of the Practical Implications of UNSCR 1325 for the Conduct of NATO-led Operations and Missions (Stockholm: Swedish Defense Research Agency (FOI), 2013), доступно наhttp://www.nato.int/nato_static/assets/pdf/pdf_2013_10/20131021_131023-U....
[2]    Там же, 4.
[3]    Wales Summit Declaration, 5 September 2014, par. 90, доступно на http://www.nato.int/cps/en/natohq/official_texts_112964.htm.