Share/Save

Негосударственные акторы в российско-украинской войне

Вид публикации:

Journal Article

Источник:

Connections: The Quarterly Journal, Volume 15, № 2, p.101-122 (2016)

Ключевые слова (Keywords):

Крым, Негосударственные акторы, российско-украинская война, Украина

Abstract:

Сегодняшняя война на Украине высветила факт, что в новой эпохе войн негосударственные акторы играют большую роль, чем когда-либо прежде. СМИ, мозговые центры и академические круги, религиозные группы, организованная преступность, вооруженные милиции, НПО и УГНПО и украинская диаспора оказывают широкое влияние. Находящееся под контролем Кремля отражение в СМИ войны в Восточной Украине, в том числе и то, что был сбит самолет MH 17, парируется такими новыми стихийно появившимися проукраинскими информационными порталами как Украина Сегодня. Мозговые центры и академические круги, занятые Украиной и Россией, так же борются за популярность в государственных кругах и среди широкой публики. Влияние религиозных групп на украинский конфликт лучше всего иллюстрируется Русской Православной Церковью, считающей вторжение в Крым божественным правом России. Украинская церковь, являющаяся частью РПЦ, разорвала связи с РПЦ и играет проактивную роль, помогая проукраинским милициям. Почти конкурентный подъем милиций и организованной преступности на Украине становится сложной проблемой для будущего страны. Поскольку государство не в состоянии восстановить суверенитет над своей территорией, появились автономные милиции, противодействующие вторжению России в Восточную Украину. Организованная преступность воспользовалась нестабильностью в регионе, и после аннексии Крыма появилась новая система деятельностей, связанных с черным рынком. Внешний мир проявляет интерес к ситуации на Украине как в форме поддержки НПО, так и в случае с Россией в форме УГНПО, которые проводят политику в соответствии с их повесткой дня. Украинская диаспора так же пытается оказывать влияние на политику в отношении Украины, создавая комитеты и посылая материальную помощь через линию фронта. Пока неясно, какое влияние эти негосударственные акторы будут иметь для будущего Украины, но совершенно определенно можно сказать, что каждый из них играет значительную роль в том, как воспринимается этот конфликт.
Full text (HTML): 

 

Введение

Негосударственные акторы играли существенную роль в разжигании нынешней войны на Украине и оказали существенное влияние на ее ход. Создавая конкурирующие между собой нарративы, распространяемые информационными порталами в целях дезинформационных кампаний, направленных на внесение замешательства и порождение страха, СМИ пытаются получить преимущество в дискурсе. Подобным образом мозговые центры и академические круги оказывают влияние не только на публичный дискурс, но и на политическую повестку дня и, в итоге, на политику. Религиозные группы также становятся на чью-то сторону, или поддерживая украинских граждан, страдающих в результате конфликта, или активно принимают участие в пропаганде националистического нарратива, развивая религиозные и исторические темы.[1] Российско-украинская война и незаконная оккупация Крыма дали возможность организованной преступности расцвести в вакууме, оставленном неспособностью украинского государства контролировать свою суверенную территорию. По обе стороны разделительной линии войны быстро организовались вооруженные милиции, и часто они оказываются более эффективными, чем силы правительства. Неправительственные и учрежденные государством неправительственные организации (НПО и УГНПО) выполняют множество функций на Украине, хотя так же подвержены транснациональному влиянию. Украинская диаспора продолжает оказывать поддержку своей родной стране на разных уровнях. Степень, в которой негосударственные акторы будут иметь влияние на результаты конфликта, еще предстоит определить; однако, негосударственные акторы играют и продолжат играть существенную роль от полей боев на Восточной Украине до залов Конгресса США.

Средства массовой информации

Российские масс-медиа находятся под контролем Кремля. Для автократических государств характерно то, что они боятся контр-нарративов, противоречащих одобренных правительством посланий. Наблюдая социальные волнения в последнем десятилетии, от цветных революций до Арабской весны, Президент Владимир Путин понял силу социальных медиа и посланий в новой сфере войны – информационном пространстве. Russia Today (RT) и Канал Один являются двумя самыми большими государственными телевизионными сетями, которые показывают про-российские программы на многих языках по всему миру. Россия превратила традиционного негосударственного актора в инструмент государства для формирования внутреннего и иностранного мнения и для того, чтобы заставить замолчать оппозицию.

Использование СМИ для деморализации, запутывания и сдерживания оппозиции наиболее ярко проявилось после того, как был сбит самолет, выполняющий полет MH17. Западные медиа сети утверждали, основываясь на начальных доказательствах, что ответственность за это несут российские войска или поддерживаемые Россией сепаратисты. Российские масс-медиа быстро поставили под вопрос первоначальные обвинения, в свою очередь возложив вину за этот акт на украинские войска или на силы НАТО. Такое использование дезинформации породило конспиративные теории, которые умалили значение истины.[2]

RT была создана в 2005 году для ознакомления мира с российской точкой зрения. В 2015 у этой сети был бюджет в 275 миллионов долларов, обеспечиваемый российским правительством. Несмотря на огромный бюджет, RT не была такой эффективной, как Россия надеялась, и в настоящее время ее считают смехотворным источником информации.[3] Действительно, в марте 2014 года ведущая Лиз Уол подала в отставку в живом эфире в знак протеста против «отбеливания» событий российским руководством, заявив, что продолжать работать в RT идет в разрез с ее моралью и этикой журналиста.[4] Эта сеть продолжает широко освещать ситуацию на Украине и оказывает большое влияние на мнения русских и украинцев, особенно в Крыму и в Восточной Украине, где Россия подвергает цензуре любые прозападные СМИ.

Украина, вместе с Западом, пытается найти адекватный ответ на превосходство России в информационном пространстве. Однако, несмотря на потраченные миллиарды долларов, российские СМИ теряют доверие, и международное сообщество воспринимает Россию хуже, чем до украинской революции достоинства. Объединенные действия Запада на Украине к вящему удовольствию российских властей запоздали, но всякое хорошее отношение к России, имевшее место до 2013 года, было потеряно. Опрос Исследовательского центра Пью, проведенный в апреле и мае 2015 года, показал, что в восьми исследуемых стран НАТО только 26 процентов респондентов имели положительное мнение о России.[5] Неправильное понимание информационного пространства российских спонсируемых государством медиа показало важность роли свободных СМИ в качестве негосударственного актора в создании доверия и доверительного диалога с международным сообществом.[6]

Дочь Бориса Немцова, Жанна Немцова, заявила, что ее отца убила российская пропаганда: «Она убивает разум и здравый смысл, но она убивает и человеческие существа». Немцов готовил доклад, который опровергнул бы утверждение Путина, что на Украине нет никаких российских войск. Однако, он был застрелен недалеко от Кремля 27 февраля 2015 года, всего за несколько дней до антивоенного марша против действий России на Украине, который он должен был возглавить. Многие годы российские СМИ демонизировали такие оппозиционные фигуры как Немцов, называя их «национальными предателями» и «пятой колонной». В некоторых случаях пропаганда может быть настолько жесткой, что люди начинают совершать немыслимые акты насилия, как это было в нацистской Германии, в Руанде и теперь на Украине.[7] Убийство Немцова имело существенное значение, поскольку он был главной оппозиционной фигурой, откровенно осуждающей аннексию Крыма и поддержку сепаратистов на Восточной Украине.

Тем временем в августе 2014 года была создана сеть Ukraine Today в качестве базированного в Киеве новостного портала на английском языке с целью укрепить «международные коммуникации, понимание и мир».[8] На Черноморской конференции по безопасности в Бухаресте директор по стратегическим коммуникациям, Лада Рослицки, призвала участников перестать называть происходящее на Украине кризисом или конфликтом и начать называть его тем, что оно на самом деле есть – войной.[9] Такие новостные агентства, как Ukraine Today и KyivPost обеспечивают освещение в СМИ, направленное на оказание влияния на международное восприятие ситуации на Украине.[10] Оба портала предлагают широкий спектр платформ для представления другой точки зрения на российский нарратив.

Предпринимаются массовые усилия противодействовать российской пропаганде внутри украинского гражданского общества. StopFake.org является онлайн сообществом, созданным выпускниками и студентами Могилянской школы журналистики в Киеве. Эта группа независимых журналистов решена защищать почтенность и честность информации об Украине, которую можно найти в СМИ. До апреля 2015 года журналисты StopFake.org проверили 1000 изданий СМИ и нашли 400 случаев сфальсифицированных репортажей.[11] Работа StopFake.org’s остается необычно важной, позволяя держать в рамках российские медиа и предоставляя читателям настоящие истории.

Созданная в 1949 году как антикоммунистические новостная сеть, Радио «Свободная Европа»/ Радио «Свобода» (РСЕ/РС) сначала получала финансирование от ЦРУ. В настоящее время она финансируется Советом международных вещателей (СМВ), за которым стоит Конгресс США. Несмотря на источник финансирования, СМВ работает как буфер между правительством и содержанием программ. Целью этой сети является распространение информации в тех местах, где открытым медиа не разрешено работать – в основном в автократических, закрытых обществах.[12] РСЕ/ВС дает множество репортажей о войне, в основном пытаясь оказать влияние на русскоговорящее население Украины.

Роль СМИ на Украине показала, что они формируют то, что люди знают, и оказывают влияние на то, как они действуют. Очевидно, ограничения российских властей в Крыму и пророссийских в Восточной Украине, накладываемые на разные новостные порталы, так же оказывают влияние на знания общества. Несмотря на упорные попытки России пропагандировать одну пророссийскую версию событий, набирают скорость независимые и стихийные усилия и они оказывают влияние на отражение и формирование нарратива конфликта.

Мозговые центры и академические круги

Украинские и международные мозговые центры имеют существенное влияние на реформы внутреннего управления, а во внешнем плане формируют диалог о том, как международное сообщество должно поддерживать руководство в Киеве и реагировать на российскую агрессию. После распада Советского Союза такие мозговые центры на Украине как Украинский центр экономических и политических исследований (Центр Разумкова), Атлантический совет Украины и Фонд Европа XXI пользовались значительной политической независимостью. Особенно известным независимым украинским мозговым центром является Институт экономических исследований и политических консультаций (ИЭИ). Доклады, разрабатываемые ИЭИ, рассматривают последствия отмены виз для поездок украинцев в ЕС, инвестиционные прогнозы по регионам и влияние Углубленного и комплексного соглашения о свободной торговле (УКССТ) на разные слои украинского общества.[13] Особенно надо подчеркнуть роль ИЭИ для предоставления углубленных анализов политикам и потенциальным инвесторам во время войны. Эти отчеты оказывают прямое влияние на решения руководителей, которые имеют серьезные и долгосрочные последствия для жизнеспособности Украины.

Результатом Революции достоинства было создание непартийной НПО, Майдана иностранных дел (МИД). Дипломаты и эксперты, кто открыто выступал против правительства Виктора Януковича, создали МИД для обсуждения политики, основанной на демократических идеалах. Основными целями МИД являются предоставление экспертного мнения по вопросам иностранной политики и национальной безопасности, образование общественности по ключевым проблемам и содействие разворачиванию более широких политических дебатов. МИД разработал руководство по разведке для армии, которое используется на полях сражения в Восточной Украине и для формирования стратегии возвращения Крыма.[14]

Российские мозговые центры и академические круги становятся все менее независимыми по мере того, как правительство усиливает контроль над ними. С течением времени их заключения и рекомендации все больше входят в колею целей и нарративов Кремля. Люди, которые не хотят работать в рамках одобренного нарратива, сталкиваются с запугиванием и часто предпочитают уехать из России. Бывший проректор Новой экономической школы в Москве, Сергей Гуриев, теперь преподает в Париже, потому что ему дали понять, что его занятия не нравятся Кремлю. В 2015 году российский парламент принял закон о «нежелательных» организациях, которые являются угрозой для безопасности и порядка в России. В число расследуемых «нежелательных» организаций вошли Амнести Интернешнл, Карнеги фонд и Хьюман райтс вотч. Новое законодательство создало недоброжелательную среду для ведущих российских экономистов и экспертов, что привело к утечке мозгов и ослаблению диалога внутри России.[15] Такое отсутствие внутренних дебатов привело к самовоспроизводящимся отношениям между правительством, мозговыми центрами и академическими кругами.

Наиболее влиятельным российским мозговым центром является Российский институт стратегических исследований (РИСИ), который в 2014 году открыто поддержал вторжение в Украину. У РИСИ есть давние связи с Службой внешней разведки, и потому он остается источником экспертизы, которому Кремль доверяет. Кроме того, РИСИ считает, что Российская Федерация является центром притяжения для бывшего советского пространства, контр-нарративом международного порядка под руководством США, который считает, что все страны имеют право на самоопределение и суверенность независимо от их размера.[16] Российский нарратив, называемый «Русским миром», в котором Путин и Российская Федерация являются единственным гарантом прав русскоговорящего населения во всем мире, был прокручен на Украине, когда Путин начал маневры, гарантирующие, что прежде чем посмотрит на Запад, Украина повернет взгляд на Восток. Поскольку российские мозговые центры продолжают подвергаться преследованиям и на них ставится ярлык «нежелательные», важно обратить внимание на проистекающую из этого роль, которую играют такие группы как РИСИ, и на их влияние на политику в отношении Украины.[17]

Мозговые центры вне Украины и России, например, находящиеся в Вашингтоне Атлантический совет, Бруклинский институт и Фонд Потомак, пытаются привлечь внимание законодателей к тяжелой ситуации на Украине, предоставляя комплексное мнение экспертов по этой проблеме. Эти практики, профессора и специалисты ведут работу панелей на слушаниях в конгрессе и составляют провоцирующие мышление доклады, которые инициируют дискуссии о политике в СМИ и на Капитолийском холме. К примеру, Атлантический совет, Бруклинский совет и Совет Чикаго по глобальным делам совместно составили доклад, озаглавленный Сохранение независимости Украины, противодействие российской агрессии: Что должны делать Соединенные Штаты и НАТО.[18] Доклад имел существенный вес благодаря уровню опыта и квалификации, которые были использованы при его написании и поддержке, и в конечном итоге в докладе отправляется призыв поддержать Украину в форме поставок летального оружия.

Последовавший доклад Атлантического совета, названый Скрытое перед глазами, документирует свидетельства участия России в продолжающейся на Украине войне и был опубликован в мае 2015 года, в том же месяце, как хорошо известный доклад Немцова, соответственно названный Война Путина.[19] Оба доклада показывают мотивы российской агрессии, рассказывают как Россия вела войну, и приводят доказательства, основанные на фотографиях, записях телефонных переговоров, интервью и публикациях в социальных медиа. Эти доклады имели минимальное влияние в России, поскольку российские граждане мало беспокоятся об участии России на Украине, и правительство вряд ли подтвердит свое участие в военных операциях в ответ на доказательства, представленные Немцовым.[20] И наоборот, данные доклады оказали значительное влияние на политиков на Капитолийском холме, в смысле, что законодатели продолжили оказывать давление на администрацию Обамы, чтобы США предоставили украинским вооруженным силам летальное оборудование.

Фонд Потомак представил прорывное освещение и анализ российской гибридной войны на Украине в марте 2015 года. Доклад основывался на личном опыте его президента Филиппа А. Карбера на линии фронта в войне в Донбасском регионе. Украинское руководство попросило Фонд Потомак оценить текущую военную ситуацию на Востоке.[21] В этих докладах приводятся доказательства российского участия на Украине несмотря на то, что Путин продолжает утверждать, что Россия не проводит никаких операций на Украине и потому Россия не нарушает соглашение о прекращении огня Минск II.[22]

Академические круги также сыграли жизненно важную роль в формировании диалога и углубления понимания причин и решений для прекращения войны. После начала Революции достоинства в конце 2013 года, находящиеся в Вашингтоне, округ Колумбия, университеты предоставляли студентам и широкой общественности научные форумы и публикации, темы которых варьировали от непонимания Западом цветных революций до отражения другой войны на Украине, где изобилуют взяточничество и коррупция. В марте 2015 года Университет им. Джорджа Вашингтона (УДВ) пригласил украинского музыканта и активиста Евромайдана Сергея Фоменко. Фоменко и его оркестр «Мандри» сыграли несколько традиционных народных песен при открытии выставки, озаглавленной «Украина. Дорога к свободе», которая представила студентам и общественности Вашингтона реальность крайних мер, которые украинцы предпринимают для того, чтобы изменить статус-кво и избежать антиутопического будущего для своей страны. Такие форумы и панели продолжают проливать свет на войну в Украине, которая то входит, то выходит из фокуса общественного внимания с учетом множества публикаций, посвященных таким другим важным проблемам, как ИГИЛ, кризис с беженцами и возможный выход Британии из ЕС.

Академические круги обеспечили ценные ресурсы для исследований и анализа, чтобы добиться большего понимания надежд и ожиданий украинского народа, который часто не замечают из-з преобладающих геополитических отличий. Программа публичных консультаций Университета Мериленда вместе с Киевским международным институтом социологии провели анкету украинцев во всех регионах (за исключением Крыма), чтобы дать возможность услышать голос украинцев.[23] Важность понимания их мнений нельзя переоценить сейчас, когда разные комментаторы и эксперты предлагают решения для выхода из тупика войны между Донбассом и остальной Украиной. Долгосрочное и жизнеспособное решение должно учитывать доклад Университета Мериленда и Киевского международного института социологии.

Религиозные группы

Имеющая место в настоящее время напряженность отношений между Московским патриархатом Российской православной церкви (МП РПЦ) и Киевским патриархатом Украинской православной церкви появилась в 2009 году. Руководитель МП РПЦ, патриарх Кирилл, оказал духовную поддержку идеологии «Российского мира». Напряженность в религиозных делах породила замешательство на местах, так как соперничество и радикальные позиции создали атмосферу недоверия и нестабильности.[24] МП РПЦ сыграл существенную роль в поддержании нарратива Кремля, подчеркивая исторические и религиозные связи России с Киевом и Крымом.[25] По мнению Адриана Каратницкого из Атлантического совета, религиозные руководители «порождают серьезный кризис, потому что этими основными политическими акторами церковь была превращена в инструмент».[26] Культурный, исторический и религиозный проект, названный Новороссией, получил сильную поддержку от Российской православной церкви (РПЦ), поскольку она рассматривает его как «экзистенциальную проблему для всей Святой Руси». Однако, чем дальше МП РПЦ продолжает поддерживать российскую агрессию на Украине, тем больше она изолирует себя сейчас и в будущем.[27]

Кирилл призывает международные органы оказать поддержку страдающим священнослужителям в Восточной Украине, но в то же время оправдывает насилие против нерусских православных религиозных лидеров. МП РПЦ рассматривает остальной мир как олицетворение зла, а Россию как пример добра. Российские граждане, военнослужащие и наемники де факто последовали призыву МП РПЦ защищать от угроз Священную Российскую Империю, что является основным элементом тактики рекрутирования.[28] Религиозная война, начатая МП РПЦ и Кремлем, разжигает ненависть и укрепляет решимость боевиков на Украине, в конечном итоге увековечивая раскол в обществе.

Всякие краткосрочные выгоды, которые Кремль надеется получить, разжигая религиозный конфликт на Украине с помощью МП РПЦ, будут иметь для РПЦ долгосрочные отрицательные последствия в международном плане.[29] Действия МП РПЦ и противоречивые высказывания его руководства порождают раскол между Украинской православной церковью, которая подчиняется МП, и Украинской православной церковью, которая подчиняется Киевскому патриархату. Верующие во все большей степени ассоциируют Украинскую православную церковь МП с политикой Кремля. Эти политические разногласия отражаются на религиозных структурах на местах и на 30 приходах, числившихся за МП и присягнувших на верность Киевскому патриархату. Как и Кирилл, руководители Киевского патриархата делают националистические заявления, например, бывший пресс-секретарь архиепископ Хеорхий, который заявил, что Московский патриархат является «Церковью Советского Союза».[30] То, что руководство Православной церкви не успело воздержаться от участия в нынешней войне, разрывает социальную ткань Украины.

Тем временем нерусские православные верующие живут в постоянном страхе, в том числе, прихожане украинских православных церквей. В июне 2014, пророссийские сепаратисты похитили и убили четверых руководителей церкви пятидесятников на Восточной Украине. Религиозные руководители разных конфессий на Украине встретились на конференции в Лондоне и призвали международное религиозное сообщество и НПО содействовать примирению и миру на Украине. Они также просили мировых лидеров обратить свое внимание на гуманитарный кризис, касающийся 1.2 миллиона внутренне перемещенных лиц на Украине.[31] Далее, критический доклад о религиозной свободе в России, оккупированном Крыму и Восточной Украине Комиссии по международной религиозной свободе Соединенных Штатов (КМРССША) классифицирует Россию в отношении религиозных свобод как страну второго яруса.[32] К этому рейтингу привели российская политика и российские действия, а также 4000-я Российская православная армия (РПА), действующая на Восточной Украине, которая проводит разрушительные операции против нерусских православных религиозных институций.[33]

Украинская православная церковь играла про-активную роль в поддержке протестующих во время Евромайдана, предоставляя церковные помещения антиправительственным военным группам.[34] Патриарх Филарет, руководитель Киевского патриархата, поддерживает военных, уходящих на войну в Восточную Украину. В начале этого года он был в Вашингтоне, округ Колумбия, лоббируя о военной помощи в поддержку Украинских вооруженных сил, чтобы они могли защищать украинскую нацию. После того, как началась война, церковь предоставляет религиозную поддержку, денежные пожертвования, одежду, продовольствие и транспорт. По словам Филарета, церковь также предоставила военным очки для ночного видения.[35]

Как негосударственный актор, Православная церковь располагает потенциалом играть конструктивную роль, содействуя преодолению раскола в обществе, но до сих пор обе стороны только уменьшали шансы на примирение между украинцами. Таким образом, Православная церковь стала символом национализма и для обеих сторон. Пока руководство РПЦ МП и Украинской православной церкви Киевского патриархата не поймут, что их вмешательство в государственные дела является вредным для общества, они будут способствовать продолжению этой войны.

Организованная преступность

Идея отколовшегося сепаратистского района «Народной Республики» Донбасса формировалась годами. Поскольку Россия остается организованным наподобие мафии государством, ей выгодно иметь слабые, маленькие страны на своей периферии. Принстонский историк Стивен Коткин создал термин «Трашканистан» для описания всепроникающего характера коррупции во многих постсоветских странах. С помощью «перехода» от коммунизма к капитализму многие боссы организованной преступности за одну ночь превратились в олигархов, а некоторые вышли в политики, стали министрами и президентами. В частности, на Украине была череда политических лидеров, которые получили власть в результате использования нечестных средств за счет развития общества.[36]

Район Донбасса был самым коррумпированным и неуправляемым районом и при Москве, и при Киеве. Как говорят местные, «каждый третий в Донецке находится в тюрьме, был в тюрьме или будет в тюрьме».[37] При такой парадигме общество не будет прогрессировать, и будущие поколения будут лишены лучшей жизни. Более того, эти самые лица открыто заявляли о поддержке России и сепаратистов, утверждая, что нынешнее правительство в Киеве незаконно свергло демократически избранное правительство Януковича.[38]

Аннексия Крыма открыла полностью новый рынок для деятельности организованной преступности и черного рынка. Так же, как и в Приднестровье, отколовшийся прорусский анклав в Молдове, который оказался очень выигрышным для российских гангстеров, Крым располагал гораздо большим потенциалом в этом плане. Международные правоохранительные организации отмечают, что дестабилизация Украины вызвала всплеск организованной преступности по всему миру. Как и в России, украинская политическая элита и сети организованной преступности переплетаются и оказывают друг другу взаимную поддержку. Сети российской организованной преступности пытаются расширить контрабандные маршруты, используя крымский порт Севастополь и основной контрабандный порт Одессу. Они перевозят контрабандные товары, в том числе краденные машины, наркотики, оружие и женщин через регион Черного моря.[39]

В 2014 году Трансперенси интернешнл поставила Украину на 142 место из 177 стран в Индексе восприятия коррупции. Пока Россия и Украина находятся в состоянии отчаянной войны за контроль над районом Донбасса, подземные сети Украины сотрудничают с российскими во имя расширения возможностей для бизнеса в нынешней ситуации на Украине. Москве даже не нужно втягивать Украину в войну, она может просто грабить украинское общество через российско-украинскую организованную преступность и связи с коррумпированными чиновниками. Доминирующей российской преступной организацией является солнцевская группировка, у которой сильные связи с «Донецким кланом», из которого выросла основа власти Януковича – Партия регионов. Эти бывшие подпольные головорезы сейчас активно служат в сепаратистских формированиях или нападают на сторонников Украины и вызывают ужас, совершая акты насилия.[40]

Конфликт прекратил любое трансграничное сотрудничество по вопросам охраны правопорядка между Россией и Украиной, и сети организованной преступности процветают при отсутствии эффективных сетей охраны правопорядка. «Черная дыра», которую предоставляет организованным преступным сетям Украина в современном государстве с современной инфраструктурой и современными портами, огромна и привлекательна. Поэтому одним из эффективных ответов России на санкции может быть «криминализация» Украины и превращение ее в настоящий «Трашканистан».[41]

Пока бушует война, сети организованной преступности процветают и получают прибыли от несчастий внутренне перемещенных лиц, потребностей войны и смелых солдат, которые воевали и умирали за то, за что «Небесная сотня» на Евромайдане пожертвовала свои жизни: более светлое будущее Украины без коррупции, обирающей общество и будущие поколения.

Милиции

Злокачественная система политиков и вооруженных группировок на Украине не является новым явлением, а продуктом мафиозного русского государства, появившегося после распада Советского Союза. По мере того, как разгорался спор об интеграции Украины или с Европой, или с Россией, политики и олигархи вошли в сговор с вооруженными группами или создали собственные частные армии для защиты своих интересов.[42] По некоторым оценкам число проукраинских добровольных милиций составляет около 30 групп, наиболее известными из которых являются батальон «Азов», батальон «Днепр» и батальон «Донбасс». Когда в начале 2014 года началась война, эти группы в отсутствии украинских вооруженных сил встали против прорусских сепаратистов.[43]

Правый сектор играл ключевую роль в защите активистов Евромайдана против полицейских сил, поддерживающих Януковича, которые пытались разогнать протестующих. Также считается, что он играл важную роль в боях на Восточной Украине. После этого Правый сектор получил политическое представительство в украинском парламенте, где у него одно место.[44] Несмотря на поддержку, которую оказала эта организация Евромайдану и ее боевые заслуги, Правый сектор все еще привержен к таким «старым способам» ведения дел, как вымогательство и контрабанда, которые подрывают его политическую и националистическую платформу.[45] Другие милиции, которые принимали участие в свержении Януковича, были интегрированы в украинскую Национальную гвардию.[46]

Возможно наиболее уважаемой милицией с самого начала был батальон «Донбасс», который изначально был составлен из бойцов из Донбасса, которые хотели сохранения единой Украины. Теперь батальон состоит из добровольцев со всех концов Украины и из других стран. В какое-то время в батальоне «Донбасс» воевал американский украинец Марк Паславский. Он был убит в неуспешной операции в Восточной Украине. Паславский, выпускник академии «Вест-пойнт», служил в элитных частях спецназа вооруженных сил США. Перед смертью он предупредил о «Майдане 3.0», в котором воевавшие вместе вооруженные милиции устанут от отсутствия реформ в Киеве и от продолжающейся систематической коррупции.[47]

Командир батальона «Донбасс», Семен Семенченко, сказал: «Мы не чья-то армия, и у нас нет одного спонсора. У нас много спонсоров, в том числе и обыкновенные люди, которые дают нам еду и воду», и хотя последний год батальон действовал под командованием Министерства внутренних дел, он все еще сохраняет некоторую степень автономности, финансируя свою подготовку и оборудование на собственные деньги.[48] Семенченко посетил Вашингтон в сентябре 2014 года, чтобы лоббировать от имени своих людей для получения большей поддержки от США. Он будет участвовать в предстоящих выборах в парламент и заявил: «Я хочу превратить Украину в другой Израиль. Я имею в виду, что страна, которая столкнулась с опасностью, с которой сталкивается Израиль, должна драматически изменить свой подход к национальной безопасности и создать современные вооруженные силы с частями специального назначения для своей защиты».[49]

Киевские официальные лица ходят по тонкой линии, внешне осуждая незаконные вооруженные группы на Украине и пассивно поддерживая проукраинские милиции, которые располагают значительным могуществом и значительной вооруженной силой. Украинское руководство продолжает работу по объединению этих групп под руководством или Министерства обороны или Министерства внутренних дел, несмотря на конфронтацию и отсутствие желания интегрироваться.[50] В апреле 2015 лидер Правого сектора Дмитро Ярош был назначен советником при Министерстве обороны в попытке консолидировать данную группу внутри министерства, дав ей место за столом. Официальные лица надеются, что интегрирование всех милиций под командованием и управлением государства обеспечит единство усилий против общего врага – России.[51] В актив этих групп вписывается их содействие Евромайдану до его успешного окончания и защита Украины перед лицом российской агрессии; однако, поскольку война продолжается, они становятся все большей угрозой для центрального правительства.[52]

Известно, что пророссийские сепаратистские милиции состоят из оппортунистов с прошлым в организованной преступности, наемников, казаков и чеченцев.[53] Они начали действовать после аннексии Крыма, захватывая государственные здания и выкидывая из них администрации местного управления и органы охраны правопорядка.[54] Рекрутирование ограничивается не только в пределах Восточной Украины, поскольку центры по набору созданы по всей России. Сепаратисты, как и проукраинские милиции, используют Фейсбук или ВКонтакте для рекрутирования участников и для организации.[55] Путин может не иметь прямой контроль над этими группами, и если он вдруг захочет резко прекратить войну, вряд ли будет возможно загнать джина хаотической ситуации обратно в бутылку. Россия столкнется с той же проблемой, что и Украина, а именно с возвращающимися бойцами, недовольными ведением войны Кремлем, и желающих взять дела в свои руки. Многие правые группы разгневаны на Путина за то, что он не доводит до конца проект Новороссия и не оказывает большую поддержку военным действиям.[56]

Есть опасения, что худшее на Восточной Украине еще предстоит. Поскольку все больше людей получают военную подготовку и регион становится все более насыщенным оружием, это может привести к еще большему насилию. На данный момент милиции считаются с Москвой или с Киевом, но когда будет достигнуто политическое решение или когда одна из сторон победит, милиции должны будут решать самораспуститься или продолжить воевать уже в собственных интересах. Милиции с обеих сторон проводят свои собственные операции, воюют и выигрывают против сил государства, показывая, что они являются силой, с которой в будущем надо считаться.[57]

Наиболее опасным сценарием является попадание высоко разрушительных вооружений в руки разрозненных милиций без жесткого командования и управления. Сбивание полета MH17 произведенной в России зенитной ракетой SA-11 показывает реальность возможности приобретения негосударственными акторами сложных оружейных систем, что является прямой угрозой для международного сообщества.

НПО и УГНПО

В течение 2000-х Путин наблюдал силу западных демократических НПО, действующих по всему бывшему Советскому Союзу, и в настоящее время начал противодействовать их демократизаторским целям с помощью российских НПО. Целью России является продвижение «русской» модели, уменьшение влияние США и превращение России снова в центр тяжести региона. Когда Путин вернулся к власти, он решил национализировать российское гражданское общество, а именно пророссийские мозговые центры, группы по правам человека, наблюдателей выборов, молодежные группы, группы по евразийской интеграции и казачьи сети. Все эти организации были привлечены к ослаблению Украины: некоторых из них использовали для противодействия Революции достоинства, для поддержки аннексии Крыма и для подрыва суверенитета и создания социальной напряженности по всей Украине.[58]

За пределами бывшего Советского Союза Россия спонсирует около 150 УГНПО с целью оказывать влияние на людей, определяющих политику, на политическую элиту и на молодежь. По сравнению с западными лоббистскими организациями, которые рассчитывают на силу своих аргументов, российские считают деньги наиболее влиятельным инструментом убеждения. Развитие деловых связей с Германией, Италией и Францией оказало существенное влияние на вялую реакцию Европы на действия России на Украине. Более того, Европа и США с самого начала отмели военную интервенцию как возможность, что в большой степени подорвало переговорные позиции международного сообщества.[59] Эти операции имели прямое влияние на войну в Украине, создав оппозицию на Западе против антироссийских санкций, военной интервенции и способности международного сообщества говорить одним голосом, осуждая российскую агрессию.

В процессе аннексии Крыма Агентство по сотрудничеству, Севастопольский фонд Лужкова и Московский дом Крыма финансировали руководство сепаратистов. Сергей Цеков, крымский русский сепаратистский лидер, руководил молодежным движением в Крыму с 2008 года. Через свою организацию он пропагандировал российские ценности и интересы, организовывал демонстрации против НАТО, проводил прорусские представления и пропагандировал воссоединение с Россией. Российские УГНПО также активно поддерживали проект Новороссия с религиозными обертонами. Клуб Изидорского, например, использовался в качестве инструмента при организации нового руководства в Восточной Украине, а фонд Святого Василия сотрудничал с новой «Донецкой Народной Республикой» (ДНР), осуществляя поставки помощи в раздираемый войной район. Несколько рекрутирующих организаций, как например, «Российские добровольцы», «Русское имперское движение», «Ветераны» и «Казаки» поставляли в мясорубку на Украине свежих приверженцев российской идеологии.[60]

В прошлом западные НПО на бывшем советском пространстве пользовались преимуществами открытого общества и солидного финансирования. Чтобы противодействовать влиянию этих НПО, Россия использовала УГНПО для пропаганды русских ценностей. УГНПО начали терять свое влияние по мере того как международное мнение о России становилось все более отрицательным, а конфликт на Украине затягивался на второй год. Их нарратив об евразийском сообществе с Россией в качестве центра тяжести становился все менее популярным среди их целевой аудитории на бывшем советском пространстве, и в частности на Украине.[61]

Украинское гражданское сообщество действовало наиболее активно на бывшем советском пространстве. Национальный фонд для демократии (НФД) использовался в качестве инструмента для обеспечения финансирования, и в настоящее время спонсирует более чем 80 НПО на Украине, которые работают в таких сферах, как поддержка участия гражданского общества в государственном управлении, повышение прозрачности публичного сектора и развитие СМИ. К примеру, Независимая ассоциация телерадиовещателей работает с молодежью для развития двухпартийных видео сегментов, в которых сравниваются платформы разных политических партий.[62] Поддержка НФД, направленная на укрепление НПО и расширение социального включения, возможно, способствовала смещению бывшего президента Януковича украинскими гражданами после массовых протестов в Киеве. Привлекательность открытого и инклюзивного общества, в большей степени интегрированным с европейскими соседями, оказалась более сильной, чем продолжающееся подобострастие к России.

Присутствующие на Украине гуманитарные НПО включились в происходящие события, информируя о нарушениях правил о военнопленных и о военных преступлениях, а также работая с внутренне перемещенными лицами. Амнести интернешнл в мае выпустила доклад, озаглавленный Калеченье тел: пытки и общее число убийств в Восточной Украине о нарушении правил обращения с военнопленными после беседы с 33 бывшими пленными, половины с украинской стороны и половины с сепаратистской/ российской стороны. Согласно их отчетам, пленников «били, пока не ломались кости, их пытали электричеством, пинали, кололи и подвешивали под потолок, лишали сна в течение нескольких дней, угрожали смертью, отказывали в оказании медицинской помощи и подвергали ложным экзекуциям».[63]

Пророссийские и прозападные гражданские НПО и УГНПО активно следуют целям конфликтующих сторон на Украине. С течением времени естественное желание украинского общества освободиться от коррупции и отбросить российскую модель мафиозного государства вспыхивало в форме общественных волнений против политической элиты, которая ставила лояльность к Москве выше воли украинцев.

Диаспоры

С 1940 года интересы 961 100 украинцев в США представлялись Украинским комитетом конгресса, Инк. (УККА).[64] Его офис по связям с общественностью, Украинская национальная информационная служба (УНИС), находящийся в Вашингтоне, очень активен. После того как в конце 2013 года началась Революция достоинства, УККА и УНИС начали работать для поднятия вопросов о российской агрессии, сохранении территориальной целостности Украины и увеличения поддержки США, оказываемой Украине, на время продолжающейся войны. УНИС организует дни защиты украинских интересов в Вашингтоне и работает в тесном сотрудничестве с ново сформированным Украинским Кокусом Сената для обсуждения политических мер, которые могут укрепить стратегические отношения между США и Украиной, и в частности, сдержать дальнейшую российскую агрессию. Репутация и доверие к УККА укрепили ее контакты с правительством и бизнесом в трудный период войны, и таким образом необходимые реформы были приведены в действие правительством.[65]

Представители Украины также предпринимают постоянные усилия для привлечения украинской диаспоры в США. В начале этого года Иван Родиченко, боец-доброволец, посетил Украинское отделение в Нью-Йорке и представил американским украинцам свою личную историю и фотографии с фронтовой линии. Во время презентации Родиченко публика сделала пожертвования на приобретение оборудования и припасов для его формирования. «Без помощи таких людей война давно была бы проиграна», сказал Родиченко. Он представляет один из 32 оборонительных батальонов, каждый из которых имеет своего спикера, который посещает разные группы диаспоры, чтобы поставить их в известность о плохом оборудовании добровольческих формирований, получающих от Киева минимальное финансирование. Украинская диаспора по всему миру пожертвовала «сотни тысяч долларов» подразделению Родиченко, которые пошли на покупку основной персональной военной экипировки – спальных мешков, одежды и радиостанций.[66]

В Португалии, стране с десятимиллионным населением, украинская диаспора является второй по величине иммигрантской общностью с численностью в 45 000 человек. По информации Всемирного украинского конгресса, почти треть украинцев живет за пределами Украины. Поэтому поддержка диаспоры жизненно важна перед лицом российской агрессии и станет инструментом для восстановления страны и выплаты ее внешнего долга в будущем. Для Украины – одной из самых бедных европейских стран – денежные переводы из-за границы составляют до 5 % от ВВП. Во время Революции достоинства и Евромайдана украинцы в Португалии собрали 55 000 долларов для демонстрантов.[67] В Канаде также имеется большая и активная украинская диаспора, которая за последний год пожертвовала сумму в размере 10-15 миллионов долларов США.[68]

Украинская диаспора мобилизовалась в финансовом, техническом и личном плане, воюя на передовой, чтобы прийти на помощь своим соотечественникам. Ее стихийные усилия обеспечили добровольным подразделениям и правительственным войскам половину того, что им было нужно, что делает диаспору могущественным актором. Это гораздо более прозрачный и эффективный процесс по сравнению с улучшающейся, но все еще коррумпированной, плохо финансируемой и плохо функционирующей системой обороны.[69]

Кроме того, диаспоры оказывают влияние на политическое руководство, особенно в Канаде, где Стивен Харпер был включен в число 10 «самых влиятельных промоутеров украинских вопросов в мире».[70] Украинская диаспора доказала, что она является могущественной силой в поддержке украинского движения к большей независимости и демократии. От гуманитарной помощи до раненных солдат, получающих самое качественное медицинское обслуживание в других странах, украинская диаспора обеспечивает финансирование там, где правительство в Киеве не может.[71] Вне УККА группа Вместе за Украину объединяет высококвалифицированных профессионалов из украинской диаспоры в США и за их пределами, которая собрала около 135 000 долларов для протестов на Майдане.[72]

Заключение

Текущая ситуация на Украине выявила факт, что в новой эпохе войны негосударственные акторы играют большую роль, чем когда-либо прежде. Они оказали существенное влияние на фундаментальные причины, приведшие к Революции достоинства, аннексии Крыма и затянувшейся войне на востоке Украины. Россия сочла необходимым использовать тысячи традиционных негосударственных инструментов для защиты своих стратегических интересов на Украине. В Киеве украинское правительство имеет дело с экономическим кризисом и ведет войну для своего выживания, но оно должно также брать в расчет и интересы негосударственных акторов. Лидеры, которые понимают влияние этих групп, источников финансирования и их мотивацию, будут обладать лучшей способностью ориентироваться в этом сложном окружении, в котором неинформированное решение может привести к отрицательным последствиям и продолжению страданий. Поле сражений двадцать первого века на Украине является сложным и характеризуется участием негосударственных акторов, созданием очагов ненависти и смертельной борьбы за геостратегические, экономические и связанные с безопасностью интересы. Завершение войны будет зависеть от способности каждой из сторон воспользоваться влиянием негосударственных акторов не только в Украине, но и в транснациональном плане.

 

Об авторе

Майор Джошуа родом из Сентервилля, штат Вирджиния. В 2004 году он закончил Военный институт Вирджинии и был произведен в звание младшего лейтенанта пехоты Сухопутных сил США. Джошуа два раза проходил службу в Ираке и в странах бывшего Советского Союза. Он закончил магистерскую программу по международной политике и практике со специализацией по делам Евразии в Университете им. Джорджа Вашингтона, Вашингтон, округ Колумбия. В настоящее время он посещает Объединенную школу военных атташе и является заместителем атташе (назначенный) в посольстве США в Ереване. Майор Мульфорд женат на Сохире; у них две дочери, Анаис и Лорель.

E-mail: jpmulford@gwmail.gwu.edu

 
[1]    Mykhailo Cherenkov, “Orthodox Terrorism,” First Things, May 2015, доступно на www.firstthings.com/article/2015/05/orthodox-terrorism (по состоянию на 20 марта 2016).
[2]    John Lough, et al., Russian Influence Abroad: Non-state Actors and Propaganda (London: Chatham House, 2014), 8–9, доступно на http://www.chathamhouse.org/sites/files/chathamhouse/field/field_documen... (по состоянию на 18 июля 2015).
[3]    Ivan Nechepurenko, “Russia Only Has Itself to Blame for Lost Influence in Post-Soviet Sphere,” The Moscow Times, 30 June 2015, http://www.themoscowtimes.com/news/article/russia-only-has-itself-to-bla... (по состоянию на 1 июля 2015).
[4]    Liz Whal, “RT Anchor Quits on Air,” YouTube video, 5 March 2014, https://www.youtube.com/watch?v=55izx6rbCqg (по состоянию на 3 июля 2015).
[5]    Nechepurenko, “Russia Only Has Itself to Blame.”
[6]    Mark Galeotti, “The West Is Too Paranoid about Russia’s ‘Infowar,” The Moscow Times, op-ed, 30 June 2015, www.themoscowtimes.com/opinion/article/the-west-is-too-paranoid-about-russias-infowar-op-ed/524756.html (по состоянию на 1 июля 2015).
[7]    Zhanna Nemtsova, “My father was killed by Russian propaganda, says Nemtsov’s daughter,” The Guardian, 19 June 2015, http://www.theguardian.com/world/2015/jun/19/russia-boris-nemtsov-zhanna-nemtsova (по состоянию на 30 июля 2015).
[8]    Ukraine Today, http://uatoday.tv/about (по состоянию на 30 июня 2015).
[9]    В знак уважения к реалиям на месте и к призыву госпожи Рослицки в данной работе авторы предпочитают обозначать нынешний конфликт в Восточной Украине российско-украинской войной.
[10]  Lada Roslycky, “Black Sea Security Program,” 26 May 2015, Bucharest, Romania.
[12]  Radio Free Europe / Radio Liberty, http://www.rferl.org/info/about/176.html.
[13]  The Institute for Economic and Policy Consulting, www.ier.com.ua/en/projects/.
[14]  The Maidan of Foreign Affairs, http://mfaua.org/about/?lang=en (по состоянию на 1 июля 2015).
[15]  Andrei Kolesnikov, “Russia’s Brain Drain: Why Economists Are Leaving,” Carnegie Moscow Center, 26 May 2015, http://carnegie.ru/publications/?fa=60221 (по состоянию на 1 июля 2015).
[16]  Barack Obama, “Full Transcript: President Obama Gives Speech Addressing Europe, Russia on March 26,” The Washington Post, 26 March 2014, https://www.washingtonpost.com/world/transcript-president-obama-gives-speech-addressing-europe-russia-on-march-26/2014/03/26/07ae80ae-b503-11e3-b899-20667de76985_story.html (по состоянию на 19 июля 2015).
[17]  Paul Goble, “Russian Think Tank That Pushed for Invasion of Ukraine Wants Moscow to Overthrow Lukashenka,” Eurasia Daily Monitor, 27 January 2015, www.jamestown.org/programs/edm/single/?tx_ttnews%5Btt_news%5D=43458 (по состоянию на 1 июля 2015).
[18]  Ivo Daalder, et al., Preserving Ukraine’s Independence, Resisting Russian Aggression: What the United States and NATO Must Do (Washington, DC: The Atlantic Council, 2015), http://www.atlanticcouncil.org/images/files/UkraineReport_February2015.pdf (по состоянию на 30 июня 2015).
[19]  Ilya Iashin and Olga Shorina, Putin. War. An Independent Expert Report (Moscow, 2015), http://4freerussia.org/putin.war/Putin.War-Eng.pdf (по состоянию на 30 июня 2015).
[20]  Pavel Felgenhauer, “Nemtsov Report on Russian War in Ukraine Fails to Have Much Impact in Moscow,” Fortuna’s Corner, 14 May 2015, http://fortunascorner.com/2015/05/14/nemtsov-report-on-russian-war-in-uk... (по состоянию на 30 июня 2015).
[21]  Phillip A. Karber, “Russia’s Hybrid War Campaign,” presentation at the CSIS Russian and Eurasia Program, 10 March 2015, доступно на http://csis.org/event/russias-hybrid-war-campaign-implications-ukraine-a... (по состоянию на 11 марта 2015).
[22]  Pamela Engel, “Putin: I will say this clearly: There are no Russian troops in Ukraine,” Business Insider, 16 April 2015, http://www.businessinsider.com/putin-i-will-say-this-clearly-there-are-no-russian-troops-in-ukraine-2015-4 (по состоянию на 30 июня 2015).
[23]  Steven Kull, The Ukrainian People on the Current Crisis (University of Maryland and Kyiv International Institute of Sociology, 2015), http://www.public-consultation.org/studies/Ukraine_0315.pdf (по состоянию на 9 марта 2015).
[24]  Hannah Gais, “Putin’s War Has Come to the Pews,” U.S. News, 4 March 2015, http://www.usnews.com/opinion/blogs/world-report/2015/03/04/ukraine-crisis-threatens-to-further-fracture-orthodox-faithful (по состоянию на 1 июля 2015).
[25]  Katya Kumkova, “Orthodox Church Leader Reflects on the Religious Dimension of the Ukrainian Crisis,” Eurasianet, 23 January 2015, http://www.eurasianet.org/node/71756 (по состоянию на 1 июля 2015).
[26]  Gais,“Putin’s War.”
[27]  Lough, et al., Russian Influence Abroad, 6.
[28]  Paul Goble, “Moscow Patriarchate’s Backing of Russian Aggression Undermining Russian Orthodox Church Everywhere,” The Interpreter, 25 August 2014, www.interpretermag.com/moscow-patriarchates-backing-of-russian-aggressio... (по состоянию на 30 июня 2015).
[29]  Там же.
[30]  Maksym Bugriy, “The War and the Orthodox Churches in Ukraine,” Eurasia Daily Monitor, 18 February 2015, www.jamestown.org/programs/edm/single/?tx_ttnews[tt_news]=43548&cHash=3d... (по состоянию на 1 июля 2015).
[31]  Там же.
[32] Katrina Lantos Swett, et al., Annual Report 2015 of the U.S. Commission on International Religious Freedom (Washington, D.C.: USCIRF, 2016), с. 5.
[33]  Timothy C. Morgan, “Violence, Persecution Spread in Eastern Ukraine,” Christianity Today, 6 May 2015, www.christianitytoday.com/gleanings/2015/may/violence-persecution-spread-in-eastern-ukraine.html (по состоянию на 1 июля 2015).
[34]  Lough, et al., Russian Influence Abroad, 7.
[35]  Kumkova, “Orthodox Church Leader.”
[36]  Mark Galeotti, “How the Invasion of Ukraine Is Shaking Up the Global Crime Scene,” Vice News, 6 November 2014, www.vice.com/read/how-the-invasion-of-ukraine-is-shaking-up-the-global-crime-scene-1106 (по состоянию на 1 июля 2015).
[37]  Piotr Kosicki and Oksana Nesterenko, “Eastern Ukraine Has Been a Mafia State for Years. Can Kiev Break the Cycle of Violence?” New Republic, 5 June 2014, http://www.newrepublic.com/article/118010/eastern-ukraine-mafia-state-can-kiev-impose-rule-law (по состоянию на 1 июля 2015).
[38]  Там же.
[39]  Galeotti, “Invasion of Ukraine.”
[40]  Mark Galeotti, “Ukraine’s Mob War,” Foreign Policy, 1 May 2014, http://foreignpolicy.com/2014/05/01/ukraines-mob-war/ (по состоянию на 1 июля 2015).
[41]  Galeotti, “Invasion of Ukraine.”
[42]  Amanda Taub, “Pro-Kiev Militias Are Fighting Putin, but Has Ukraine Created a Monster It Can’t Control?” Vox, 20 February 2015, http://www.vox.com/2015/2/20/8072643/ukraine-volunteer-battalion-danger (по состоянию на 1 июля 2015).
[43]  Ibid.
[44]  “The Hand That Feeds: Kiev Now Unable to Survive without Extremist Support,” Sputnik, 1 July 2015, http://sputniknews.com/europe/20150701/1024081705.html (по состоянию на 1 июля 2015).
[45]  John E. Herbst, “Here’s How to Make Sense of the Violence in Western Ukraine: Follow the Money,” Atlantic Council, 14 July 2015.
[46]  Laetitia Peron, “US Army Walks Cultural Minefield Training Ukraine Troops,” Yahoo News, 24 April 2015, http://news.yahoo.com/us-army-walks-cultural-minefield-training-ukraine-... (по состоянию на 1 июля 2015).
[47]  Simon Ostrovsky, “The Only American Fighting for Ukraine Dies in Battle,” Vice News, 20 August 2014, https://news.vice.com/article/the-only-american-fighting-for-ukraine-die... (по состоянию на 1 июля 2015).
[48]  Sabra Ayres, “The Donbass Battalion prepares to save Ukraine from separatists,” Al Jazeera America, 29 June 2014, http://america.aljazeera.com/articles/2014/6/28/the-donbas-battalionprep... (по состоянию на 1 июля 2015).
[49]  Mark Snowiss, “Q&A: Ukraine’s Donbas Battalion Commander Seeks US Support,” Voice of America, 16 September 2014, http://www.voanews.com/content/ukraine-donbas-battalion-commander-seeks-... (по состоянию на 1 июля 2015).
[50]  “Ukrainian Militias Are above the Law According to Kiev,” Global Research, 3 May 2015, http://www.globalresearch.ca/ukrainian-militias-are-above-the-law-accord... (по состоянию на 1 июля 2015).
[51]  Claire Rosemberg, “Ukraine far-right leader made army advisor in move to control militias,” Business Insider, 6 April 2015, http://www.businessinsider.com/afp-ukraine-far-right-leader-made-army-ad... (по состоянию на 1 июля 2015).
[52]  Taub, “Pro-Kiev militias.”
[53]  Paul Stronski, “Broken Ukraine,” Foreign Affairs, 18 March 2015, так же доступно на http://carnegie-mec.org/2015/03/18/broken-ukraine (по состоянию на 1 июля 2015).
[54]  Alison Smale and Andrew Roth, “Ukraine Says That Militants Won the East,” The New York Times, 30 April 2014, http://www.nytimes.com/2014/05/01/world/europe/ukraine.html (по состоянию на 1 июля 2015).
[55]  Sarah Kaufman and Vladi Vovcuk, “Are the Russians Losing Interest in Ukraine?” The Week, 13 June 2015, http://theweek.com/articles/560117/are-russians-losing-interest-ukraine (по состоянию на 1 июля 2015).
[56]  Stronski, “Broken Ukraine.”
[57]  Stephen Biddle and Ivan Oelrich, ”Why the Ukraine Separatists Screwed Up: Badly Organized Insurgents Can’t Master Complex Weapons Systems,” The Washington Post, 21 July 2014, www.washingtonpost.com/blogs/monkey-cage/wp/2014/07/21/why-the-ukraine-separatists-screwed-up-badly-organized-insurgents-cant-master-complex-weapons-systems/ (по состоянию на 18 июля 2015).
[58]  Lough, et al., Russian Influence Abroad.
[59]  Там же.
[60]  Там же.
[61]  Там же.
[62]  National Endowment for Democracy, www.ned.org/where-we-work/eurasia/ukraine (по состоянию на 19 июля 2015).
[63]  Amnesty International, Breaking Bodies: Torture and Summary Killings in Eastern Ukraine (London: Amnesty International, 2015), http://www.amnestyusa.org/sites/default/files/ukraine_briefing_final.pdf (по состоянию на 30 июня 2015).
[64]  Olena Lennon, “Ukrainian Politics Abroad,” Foreign Affairs, 17 March 2015, www.foreignaffairs.com/articles/eastern-europe-caucasus/2015-03-17/ukrai... (по состоянию на 30 июня 2015).
[66]  Christopher Harress, “How the Ukrainian Diaspora in the US Is Funding the War Effort in East Ukraine,” International Business Times, 15 March 2015, www.ibtimes.com/how-ukrainian-diaspora-us-funding-war-effort-east-ukrain... (по состоянию на 30 июня 2015).
[67]  Paul Ames, “Ukraine’s Diaspora Could Be Key to Recovery,” Global Post, 22 May 2014, www.globalpost.com/dispatch/news/regions/europe/140301/ukrainian-diaspor... (по состоянию на 30 июня 2015).
[68]  Там же.
[69]  Там же.
[70]  Mark Mackinnon, “Bypassing Official Channels, Canada’s Ukrainian Diaspora Finances and Fights a War against Russia,” The Globe and Mail, 26 February 2015, http://www.theglobeandmail.com/news/world/ukraine-canadas-unofficial-war... (по состоянию на 30 июня 2015).
[71]  Lennon, “Ukrainian Politics Abroad.”
[72]  Katya Soldak, “In a Time of Crisis, Ukrainians Abroad Unite,” Forbes, 10 April 2014, www.forbes.com/sites/katyasoldak/2014/04/10/in-a-time-of-crisis-ukrainians-abroad-unite/ (по состоянию 30 июня 2015).